среда, 29 августа 2018 г.

Онтология мышления о рисках

Мир есть совокупность фактов, а не совокупность вещей.
Виттгенштейн
Риском сейчас называют все, что угодно. И с этим надо что-то делать.
Павел Алферов




Представим ось времени и события на этой оси.
События могут иметь причинно-следственную связь, и могут быть независимыми. Есть ли связь между событиями или нет, определяется людьми субъективно. Например, я видел, как пьяный водитель врезался в столб. Потом он вылез из машины и стал обвинять строителей, что они неправильно поставили этот столб. В голове водителя событие установки столба в конкретно этом месте и его авария связаны, хотя для меня никакой связи между ними нет. Иногда люди вообще не признают, что какое-то событие произошло. Например, я видел, как ребенок украл конфетку со стола и потом отрицал, что он это сделал. И мама ребенка и я видели кражу. Поэтому при обсуждении совместных действий нужно различать события и факты. Если представить себе пространство-время как 4Д объект, то событие - это срез 4Д объекта. Событие - это конкретное состояние куска мира в какой-то момент времени. События межсубъектны, разные люди могут их увидеть и почувствовать. Если человек признает, что какое-то событие есть, то событие для данного человека становится фактом. Факты субъективны.
Набор фактов и их связь между собой - это логика данного человека, то, как он видит мир. На картинке событие одно, но разные люди видят разные факты. Договариваться надо по поводу событий, указывать на конкретную часть мира, потому что факты все воспринимают по-разному. Связь фактов между собой тоже субъективна. Мы можем признавать чужие факты и связь между ними, а можем не признавать. Координация людей и организация совместной деятельности подразумевает, что мы признаем факты и связи, которые нам говорят другие. Например, если врач говорит нам, что нужно изменить режим, чтобы меньше болеть, мы можем поверить ему. Если мы верим, то признаем связь между событиями “начать есть меньше сладкого и не курить” и “чувствовать себя лучше”. Но мы можем и не поверить, и тогда координации между врачом и пациентом не получится.

Доверие и признание чужих фактов - это основа совместной работы людей.

Так как факты в нашей голове связаны между собой, то мы можем представлять себе, что может произойти в будущем и что было причиной текущего состояния. Такие размышления лежат в основе планирования.
Если мы научились планировать что-то, то можем планировать не только одну ситуацию, но сразу много похожих ситуаций. Допустим, каждый из нас может планировать время в пути или покупки в магазине, хотя ездим мы по разным маршрутам и покупаем разные вещи в разных магазинах. Это возможно потому, что при планировании мы используем понятия, концепты. Концепты позволяют нам мыслить абстрактно, не привязываясь к конкретным событиям.

С помощью концептов мы обобщаем опыт и получаем знания.

Знания бывают полезными в одних ситуациях и бесполезными в других. Знание того, как использовать навигатор, полезно, когда мы планируем поездку и бесполезно, когда мы планируем покупки. Совокупность знаний, которую мы используем для того, чтобы предсказывать факты для определенного вида ситуаций, называется микротеорией. Если у человека в голове есть все основные микротеории по какой-то области деятельности, то он может уверенно предсказать факты в этой области деятельности.
Чтобы предсказывать, такому обученному человеку должно быть достаточно фактов прошлого и будущего. Но не любые факты подходят для того, чтобы человек мог предсказывать. Помогут только факты, которые относятся к делу. Люди, которые хорошо разбираются в предмете, интересуются строго определенным набором фактов и выдают предсказания только определенного типа. Например, если вы планируете маршрут, то вам будет интересно знать про заторы на дорогах и неинтересно про акции в Пятерочке. И наоборот, если вы планируете покупки, то вам будет неинтересно знать про перекрытия улиц. Ваше поведение будет подчиняться правилам. Обычно про такое поведение говорят, что оно ролевое, а человека с ролевым поведением называют стейкхолдером. Стейкхолдеры видят мир определенным образом, замечают только определенные факты и делают определенные выводы на основании этих фактов.

Для целей этой статьи важно то, что никакой человек не может обладать полной картиной мира, все видят мир по своему.

Чтобы объединить различные точки зрения, нужно указать на событие, и попросить стейкхолдеров предоставить факты по этому событию. Так как событие межсубъектное, и существует независимо от точек зрения стейкхолдеров, то объединение возможно.
Для такого объединения нужно, чтобы оба человека признавали событие Б2. Тогда они могут сказать, чтобы оба факта правдивы. Если вы признаете чужие факты, то можете использовать планы других людей для координации своих действий с их действиями.

Любая микротеория упрощает мир. Например, маршрут из одного конца города в другой гораздо сложнее, чем показывает навигатор. Вам встретится множество препятствий, которые он не покажет - люди будут переходить через дорогу, другие водители будут вас подрезать, а светофор включится в неподходящий момент. Поэтому планы и прогнозы всегда неточны, и есть не одно, а много событий в возможных мирах.
Например, вы планируете доехать до места назначения за 15 минут, но едете 30 минут. Или планируете потратить на покупки 720 рублей, но тратите 780, потому что цены изменились или вы купили больше, чем планировали.
Поэтому вы представляете себе возможные факты будущего, и для каждого из них на основании микротеории рассчитываете вероятность.

И тогда ясно, что любое планирование вероятностное, всегда есть диапазон фактов возможных миров.

Если стейкхолдер постоянно планирует, исполняет план, сверяет план и факт, корректирует свои микротеории, с помощью которых он планировал, то его планы становятся все точнее. Но сказать абсолютно точно он не сможет никогда, у фактов возможных миров всегда будут шансы.

Неопределенность в планировании и обещаниях людей неустранима.

Когда вы планируете и общаетесь по поводу общих действий, то вам нужно держать в голове три мира.
Объективный, или точнее, межсубъектный мир. Мир событий, вещей и 4Д-индивидов, законов природы. Вы можете констатировать, что какое-то событие было. При этом для успешной координации надо, чтобы вы говорили правду. Правда - это то, что событие было или не было.
Социальный мир, мир правил, договоренностей, человеческих законов. Вы должны взаимодействовать по правилам - писанным и неписанным. Люди хотят, чтобы такое взаимодействие было справедливым, т.е., правилам подчинялись все без исключения, и правила применялись последовательно и постоянно.
Мир субъективный, внутренний мир человека. Констатация событий может быть правдивой или нет, а вот факты можно выражать честно либо нечестно. Другими словами, мы не можем проверить правдивость фактов, это “человек так видит”. Но мы можем потребовать, чтобы он выражал факты честно, говорил как думает.
- Когда мы говорим по поводу объективного мира, мы задаем вопросы либо делаем утверждения.
- Когда мы обсуждаем социальный мир, то мы запрашиваем либо обещаем.
- Когда речь идет о субъективном мире, то мы просим либо извиняемся.

Это все важно, когда нам надо объединять онтологии предметных областей. Разные дисциплины работают с разными частями межсубъектного мира - есть химия, есть физика, есть электротехника и финансы. Концепты и микротеории этих дисциплин напрямую несовместимы и для командной работы нам надо их объединять, а для этого надо общаться в субъективных и социальных мирах.

Например, если нам нужно подготовить план проекта, в котором есть программисты, постановщики задачи, тестировщики, финансисты и продажники, то нам нужно объединить 5 онтологий. Итоговый план проекта должен без особых ошибок отражать точку зрения каждой роли в деятельности, иначе план будет неадекватен и команда перестанет его использовать. И здесь возникает куча проблем.


Планирование задействует микротеорию, см., например, Джоеля Спольски. Другими словами, нельзя распланировать разработку программы одной строчкой “Разработка модуля загрузки 1,5 недели”. Если вы видите такой план, он не адекватен и не будет использоваться. Адекватный план может содержать задачи “Придумать алгоритм загрузки 2 часа”, “Придумать структуру хранения данных 1,5 часа”, “Придумать структуру интерфейса 1 час” и т.п. 

Программист много раз делал подобные задачи и он хорошо понимает, сколько времени она может занять и какие проблемы могут возникнуть. 

Если вы просуммируете получившиеся оценки “снизу”, то она будет отличаться в несколько раз от верхнеуровневой оценки 1,5 недели на разработку модуля. И это отличие может быть как в плюс, так и в минус. Поэтому если вы хотите получить адекватные и проверяемые планы, то надо явно описывать или проговаривать онтологии и микротеории по всем работам. В таком виде достоверность оценок сроков и стоимости можно проверить на качество. 
Но планы зачастую директивны, их выдает начальник, у которого нет в голове всех необходимых микротеорий. У него нет всех необходимых фактов, он не знает обстановку “на земле”. У него недостаточно времени для точного расчета по микротеории и не опыта применения микротеории, который приходит только с практикой. Все это осложняется еще и тем, что знания вероятностны, и отнести данную ситуацию к той или иной микротеории можно только с какой-то степенью уверенности. А применение микротеории за пределами границ ее применимости резко снижает полезность предсказаний.

Поэтому начальники часто дают обещания, которые не могут исполнить. От этого страдает вся команда, потому что в попытках исполнить обещанное начальники часто расходуют ресурсы команды сверх разумного предела. И тогда команда входит в зону неэффективности.

Подводя итог, всегда существует неопределенность:
событий;
- фактов;
- микротеорий;
- отнесения ситуаций к классам и выбора подходящей микротеории.

И это осложнено ограниченностью вычислительных ресурсов. 


Поэтому когда руководитель входит в уже запущенный проект, у него есть два решения:
- Проверка due diligence, также здесь и здесь.
- Проверка планов и прогнозов.

Дьюдил проверки направлены на поиск событий, последствия которых нежелательны.
После того, как у руководителя есть события, он уточняет модели планирования и прогнозы.
Дюьдил “приземляет” его модели ближе к межсубъектной реальности, прогнозирование на основании уточненных моделей дает ему больше уверенности в выбранном курсе действий. Современные модели, например, прикладной информационной экономики, и актуарной оценки рисков с денежным выражением неопределенности позволяют руководителям принимать более рациональные решения.
Это нужно для повышения вероятности успеха системы и успеха проекта по ее созданию. Если перефразировать успех системы и успех проекта в терминах этой статьи, то можно сказать, что:


Факты возможных миров влияют на успешность исполнения обещаний и реализацию потребностей.
Риски = факты возможных миров.


Неопределенностей много и для их уменьшения нужно использовать разные методы, поэтому приходится много считать. Много считать вручную, по старинке очень дорого, поэтому нужно, чтобы считали компьютеры. 

Другими словами, надо переходить к


Моделеориентированным практикам “управления рисками”:

- Найти максимальное количество стейкхолдеров.
- Определить совместно с ними границы целевой системы.
- Определить модель жизненного цикла и практики жизненного цикла.
- На основании концептов дисциплин практик выделить объекты деятельности в домене проекта.
- Для каждого объекта деятельности определить возможные состояния. Эти возможные состояния будут возможными событиями.
- Попросить стейкхолдеров проинтерпретировать возможные события и составить список фактов возможных миров.
- Провести дьюдил домена проекта.
- Отслеживать выявление фактов возможных миров в социальном мире и субъективном мире. Это и есть триггеры риска из классических методов.
- Предсказывать с помощью микротеорий факты возможных миров на основании триггеров, уточнять прогнозы.

[1] http://b-ok.xyz/book/459938/bdd7d5
[2] https://www.wiley.com/en-ru/Project+Risk+Management+Guidelines:+Managing+Risk+with+ISO+31000+and+IEC+62198,+2nd+Edition-p-9781118820315

Комментариев нет:

Отправить комментарий